всё о финансовом анализе
Финансовый анализ - это просто!
тел. +7(902) 408-47-00
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности Скачать ФинЭкАнализ

Ответственность по договору факторинга

Ответственность по договору факторинга определяется гражданским кодексом Российской Федерации (ГК).

В силу п. 2 ст. 827 ГК денежное требование являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на его передачу и в момент уступки ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять. Иными словами, прежде чем уступить право требования финансовому агенту клиент обязан проверить не только свою дееспособность, но еще раз проконтролировать соответствие уступаемого требования закону и иным правовым актам, удостовериться в дееспособности должника в момент возникновения требования, соответствии воли должника, выраженной в обязательстве, его действительной воле, а также соблюдении других правил ГК о действительности сделок. Отвечая за действительность предмета уступки по договору факторинга, клиент не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником уступленного требования. К примеру, банк, ссылаясь на переход к нему по договору факторинга прав на взыскание задолженности по оплате строительных объектов обратится к застройщикам с соответствующим требованием. Однако последние по тем или иным причинам могут отказаться выполнять требования банка.

Если в договоре факторинга ответственность строительной фирмы за неисполнение застройщиками требований по оплате жилья не предусмотрена, то, исходя из положений ГК, она никакой ответственности нести не будет. Такой договор в практике называется безоборотным. В то же время если договором факторинга предусмотрены обстоятельства, при которых фирма будет отвечать перед банком за уклонение застройщиков от оплаты жилья, то ответственность за неисполнимость уступленного фирмой требования наступит как оборотный факторинг.

Таким образом, возможность применения к клиенту мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником своих обязательств зависит только от наличия в договоре факторинга специального условия об этом.

Взаимоотношения по договору факторинга имеют трехсторонний характер (между финансовым агентом, клиентом и должником). В кодексе зафиксированы правила, отражающие это. В частности, должник производит платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо агента письменное уведомление об уступке денежного требования, в котором конкретизируется, какому финансовому агенту и какое требование подлежит исполнению.

Должник имеет право требовать от финансового агента доказательств о переуступке ему требования, которое должник обязано платить. Иначе должник вправе произвести платеж по данному требованию клиенту. Исполнение денежного требования должником агенту освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом.

Право финансового агента на средства, полученные от должника, конкретизируются в зависимости от того, заключается ли самостоятельный договор факторинга или уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена для обеспечения исполнения обязательства клиента.

В одном случае, приобретая у клиента денежное требование к должнику, агент получает право на все деньги, которые он сможет получить с должника. Клиент в такой ситуации не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что получаемые последним денежные средства оказались меньше платежа, за который агент приобрел требование,

В другом случае после получения денежных средств от должника агент обязан представить клиенту отчет и передать сумму, превышающую размер долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если полученные от должника средства оказались меньше суммы долга, клиент обязан доплатить его остаток агенту.

В практической деятельности не исключены ситуации, при которых должник по каким-либо причинам не заинтересован в смене своего кредитора. На этот случай п. 2 ст. 388, применяемой при цессии, установлено ограничение уступки требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет для должника существенное значение. Цессия без согласия должника не допускается. Тем не менее при факторинге подобное правило не применяется. Более того, в п, 1 ст. 828 ГК устанавливается, что уступка денежного требования финансовому агенту является действительной при любых обстоятельствах, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Иными словами, ни прямой запрет, никакие-либо ограничения на переуступку прав строительной фирмы по договору факторинга не препятствуют уступке денежного требования банку без согласия застройщика.

Однако клиент, нарушивший соответствующее соглашение, может нести ответственность за нарушение установленного договором запрета или ограничения на уступку прав, поскольку тем самым им были нарушены принятые на себя обязательства. Даже если договором конкретные меры ответственности, применяемые к клиенту в отмеченном выше случае, не оговорены, должник независимо от данного факта вправе потребовать возмещения причиненных ему сменой кредитора убытков. Но в таком случае ему придется доказать, что вследствие замены кредитора его право было нарушено, и он был вынужден произвести расходы для его восстановления и т. п. (см. ст. 15 ГК).

Заметим, что при наличии беспрепятственной переуступки прав клиента финансовый агент совершить дальнейшую переуступку полученного от клиента требования в таком же порядке не может. Для этого необходимо иметь в договоре специальное условие (ст. 829 ГК). Если последующая уступка денежного требования договором допускается, то к ней применяются соответствующие нормы Главы ГК о факторинге.

Основной обязанностью должника по договору факторинга является то, что он должен произвести платеж своему новому кредитору - финансовому агенту. Для того чтобы соответствующая обязанность должника была исполнена надлежащим образом, клиент либо финансовый агент должны обеспечить его информацией о состоявшемся переходе прав кредитора. П. 1 ст. 830 ГК устанавливает необходимость письменного уведомления должника об уступке денежного требования к нему, в котором указывается подлежащее исполнению денежное требование и, кроме того, оговаривается финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Помимо этого, в силу п. 2 ст. 830 ГК, финансовый агент по просьбе должника обязан в разумный срок предоставить ему доказательства того, что уступка денежного требования действительно имела место в отношении этого финансового агента. Согласно п. 1 ст. 385 ГК должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до того момента, пока ему не будут представлены доказательства того, что право требования к нему перешло другому лицу.

Следовательно, обязанность должника произвести платеж не своему первоначальному кредитору, а его финансовому агенту возникает только при условии письменного уведомления о состоявшейся уступке требования, а при наличии соответствующей просьбы должника — только после предоставления ему доказательств состоявшейся уступки. Соответственно, если клиент и финансовый агент не выполнят возложенные на них обязанности, должник вправе произвести платеж своему первоначальному кредитору — клиенту по договору факторинга. При этом никакие санкции к должнику применяться не будут.

Если же клиент либо финансовый агент известят должника о состоявшейся сделке, а должник при атом не потребует от агента доказательств этого, либо доказательства будут предоставлены в разумный срок, и при атом должник произведет платеж финансовому агенту, то он считается освобожденным от соответствующего обязательства перед своим первоначальным кредитором. Данные формы конкретизируют общие правила закона о порядке совершения уступки требования (п. 3 ст. 382, п. 1 ст. 385 ГК).

Денежное требование может быть уступлено финансовому агенту в обмен на предоставляемые кредитные ресурсы, а также для обеспечения исполнения какого-либо обязательства. Поскольку финансовым агентом чаще всего является банковское учреждение» логично предположить, что подразумеваются обязательства, возникшие, скорее всего по кредитному договору. В этой связи права финансового агента на суммы, полученные от должника, будут различными. Так, если по условиям договора факторинга финансирование, клиента осуществляется путем покупки у него финансовым агентом денежного требования, то агент приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования (п. 1 ст. 831 ГК). При этом клиент не несет ответственности перед агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование.

Вернемся к случаю, когда клиентом по договору факторинга выступала крупная строительная фирма, имеющая большое количество заказчиков и постоянно нуждающаяся в финансовых средствах. Финансовым агентом по договору факторинга является банк, который финансировал деятельность фирмы и за определенное вознаграждение принимал на себя обязанности по взысканию с заказчиков-должников денежных средств.

При такой системе отношений банк должен учитывать, что в расчетах с заказчиками он приобретет право на все суммы, которые ему удастся получить от должников-застройщиков. Их размер может превышать сумму выданного строительной фирме кредита, а может быть и меньше этой суммы. При этом, если договор факторинга предполагался безоборотным, строительная фирма не несет никакой ответственности перед банком за то, что последний не получил прибыли от совершенной сделки.

По иному процесс происходит в случаях, когда денежное требование уступается финансовому агенту в целях обеспечения исполнения ему обязательств клиента. Если договором факторинга непредусмотрено иное, п. 2 ст. 831 ГК установлена схема дополнительных расчетов между финансовым агентом и клиентом в зависимости от того, какие суммы фактически получены от должника. Связано это с тем, что самообязательство переходит к финансовому агенту только в той части, в которой клиент не исполнил требования банка, поскольку именно их исполнение данная уступка и должна обеспечить.

Если финансовый агент взыскал с должника по уступленному требованию сумму, превышающую сумму долга клиента, то он обязан представить клиенту отчет и передать ему сумму разницы. Если же денежные средства, полученные агентом от должника, окажутся меньше суммы долга клиента, последний остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга. Например, если выдача кредита строительной фирме производится под уступку денежных требований фирмы к заказчикам об оплате объектов строительства, то в случае невозврата кредита банк может обратить в свою пользу только сумму, равную сумме кредита, процентов по нему, убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещения необходимых расходов банка по взысканию задолженности клиента.

Несмотря на то, что такой вывод непосредственно в нормах ст. 8 ГК не закреплен, он является правомерным, поскольку, по общему правилу, средство обеспечения исполнения обязательства призвано обеспечивать требование в том объеме, в котором оно имеется к моменту удовлетворения. Здесь можно сослаться на ст. 337 ГК РФ «Обеспечиваемое залогом требование», ст. 360 «Удовлетворение требований за счет удерживаемого имущества», п. 2 ст. 363 «0тветственность поручителя».

Если банк получит сумму, превышающую сумму долга строительной фирмы, и не вернет соответствующую разницу клиенту, его действия можно будет квалифицировать, как неосновательное обогащение с применением ответственности по ст. 395 ГК.

Следует подчеркнуть, что обязанность совершения дополнительных расчетов финансового агента с клиентом, установленная п. 2 ст. 831 ГК, также согласуется с нормами статей Кодекса о способах обеспечения исполнения обязательств (см. п. 5 ст. 350 «Реализация заложенного имущества», ст. 360, «Удовлетворение требований за счет удерживаемого имущества», ГК РФ).

Одним из способов прекращения обязательств является зачет встречных однородных требований (ст. 410 ГК). В случае уступки требования должник вправе зачесть новому кредитору свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет в таком случае производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан либо определен моментом востребования.

Данные положения закреплены в главе Кодекса, регулирующей отношения по договору факторинга. Согласно п. 1 ст. 832, удовлетворяя требования финансового агента, должник по основному обязательству вправе противопоставить им (путем зачета) иные свои требования к клиенту (первоначальному кредитору), вытекающие из данного договора. Например, заказчики могут предъявить банку свои требования об уплате неустойки за просрочку в сдаче объектов строительства в эксплуатацию, передаче объектов с недостатками и недоделками н пр.

Нужно иметь в виду, что предъявляемые к зачету денежные требования должны уже существовать у должника к тому времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту строительной фирмы. В противном случае зачета быть не может.

Отметим, что должник не вправе предъявить финансовому агенту требования об уплате сумм, причитающихся с первоначального кредитора (клиента) в связи с нарушением им условия договора о запрете или ограничении уступки требования (п. 2 cт. 832 ГК). Ведь соглашение между клиентом и его должником о запрете или ограничении уступки требования по возникшему между ними обязательству в отношении финансового агента является действительным, что, тем не менее, не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником за нарушение существующего между ними соглашения (ст. 826 ГК).

Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ для анализа финансового состояния предприятия, позволяющая рассчитывать большое количество финансово-экономических коэффициентов.
Обратная связь
Реклама
Рейтинг@Mail.ru