Преднамеренное и фиктивное банкротство: некоторые алгоритмы решения проблемы

Ряховская А.Н.,
ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика
№3 2017

В статье исследуются действия недобросовестных субъектов рыночной экономики, приводящие их к преднамеренному и фиктивному банкротству; обосновывается целесообразность проведения анализа сделок должника на предмет их соответствия действующему законодательству, их оспаривания и последствия признания недействительными. Особое внимание уделено:

  • классификации неправомерных сделок, в том числе при банкротстве,
  • обязанностям арбитражного управляющего по проведению анализа финансового состояния предприятия-должника,
  • выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства,
  • трудностям при выполнении указанных действий, в том числе обусловленных изменениями периодичности предоставления бухгалтерской отчетности.

Обеспечение устойчивого развития социально-экономических систем различного уровня требует разработки соответствующих норм и правил органами управления на макро-, мега-, микроуровнях, их необходимого качества, а также обеспечения безусловного исполнения всеми субъектами рыночной экономики. Решение указанного комплекса задач тем более необходимо, так как в последние годы в России выявляется огромное количество организаций, не способных приспособиться к быстроменяющимся рыночным условиям, что проявляется в их экономической несостоятельности, неплатежеспособности, других негативных проявлениях, обусловленных их неспособностью исполнения своих обязательств как перед государством, так и перед другими контрагентами, что приводит, в конечном итоге, к их банкротству с ликвидацией не только юридического лица, но и всего бизнеса.

Процесс несостоятельности (банкротства) в мировой и российской практике представляет собой установленную законом процедуру исключения из гражданского оборота неэффективных субъектов предпринимательской деятельности, а также восстановления финансового состояния должников в случае наступления в их деятельности временных экономических трудностей. Однако на практике нередки случаи, когда недобросовестные субъекты гражданско-правовых отношений, используя механизмы правового регулирования, предоставленные им законом, осуществляют комплекс различных мер, реализация которых направлена на удовлетворение личных корыстных интересов, что в итоге причиняет ущерб не только их партнерам, работникам, другим субъектам правоотношений, но и государству в целом. Такие негативные последствия имеют инициированные преднамеренные и фиктивные банкротства.

Действующее российское законодательство предусматривает ответственность за совершение действий, подпадающих под признаки указанных видов банкротств.

Так, в соответствии со статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации, под преднамеренным банкротством понимается совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб [8].

На практике это выражается, как правило, в создании новых юридических лиц и передаче в их уставной капитал активов предприятия, фиктивной передаче или неравноценной продаже имущества, выходе участников общества из состава учредителей с передачей им доли имущества организации, искусственном создании кредиторской задолженности, получении займов или кредитов под необоснованно высокие проценты, совершении иных действий, в значительной степени ухудшающих финансовое состояние предприятий и приводящих к их банкротству.

Таким образом, преднамеренное банкротство обусловлено умышленными действиями руководства либо собственников предприятия по созданию или увеличению его неплатежеспособности посредством совершения сделок с аффилированными лицами на заведомо невыгодных условиях, внесения недостоверных сведений в бухгалтерские либо иные документы, сокрытия или уменьшения имущества должника и так далее.

Фиктивное банкротство — это заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица, либо индивидуальным предпринимателем или гражданином о своей несостоятельности.

Признаки преднамеренного и фиктивного банкротства, предусмотренные соответствующими статьями Уголовного Кодекса Российской Федерации, но не содержащие признаки уголовно-наказуемого деяния (не причинившие крупный ущерб), образуют состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации [2].

Таким образом, при установлении фактов ухудшения финансового состояния субъекта экономики, снижении величин показателей, характеризующих ухудшение его финансового состояния и уровня финансовой устойчивости, целесообразно проведение полного комплексного исследования результатов его финансово-хозяйственной деятельности.

Особое значение при этом целесообразно уделить анализу сделок, в ходе проведения которого устанавливается соответствие заключенных сделок и действий (бездействия) органов управления должника законодательству Российской Федерации, а также выявляются сделки, не соответствующие рыночным условиям, исполнение которых явилось причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности, и причинившие реальный ущерб должнику в денежной форме. Заведомо невыгодные условия сделки, заключенной должником, могут касаться, в частности, цены имущества, работ и услуг, вида и срока платежа по сделке, обеспечения, сторон сделки и многого другого.

В ходе проведения анализа правомерности сделок и выявления фактов несоответствия экономической целесообразности отчуждения части имущества предприятия в пользу третьих лиц особое внимание уделяется прямым сделкам:

  • по отчуждению имущества по сделке купли-продажи или в форме мены;
  • с участием аффилированных лиц;
  • по выводу акций и ценных бумаг;
  • по выводу активов через исполнительное производство;
  • по внесению имущества в уставный капитал;
  • по выводу активов через обременение имущества;
  • по неправомерному кредитованию.

При этом действующим российским законодательством предусмотрена возможность оспаривания сделок, заключенных с нарушениями, а также оговорены условия признания их соответствующими и/или несоответствующими действующему законодательству. Так, законом установлено, что не могут быть оспорены сделки по результатам торгов даже при наличии одной заявки, а также сделки по передаче имущества, если их цена не превышает 1% стоимости активов предприятия.

В случае признания сделок недействительными лица, их совершившие, подлежат наказанию в соответствии с действующим законодательством, а все неправомерно отчужденное имущество подлежит возврату; в случае невозможности возврата приобретатель возвращает стоимость имущества, а также понесенные субъектом экономики убытки.

Особое внимание выявлению правомерности (неправомерности) заключенных сделок уделяется при банкротстве [4]. В этом случае к неправомерным сделкам относятся сделки:

  • по отчуждению имущества должника и его замещению менее ликвидным;
  • связанные с возникновением обязательств должника, не обеспеченных имуществом;
  • по замене одних обязательств на другие, заключенные на заведомо невыгодных условиях;
  • по приобретению неликвидного имущества;
  • по купле-продаже имущества на заведомо невыгодных для должника условиях;
  • по продаже имущества, без которого невозможна основная деятельность должника.

Также действующим законодательством предусмотрены особые условия оспаривания неправомерных сделок в рамках реализации дел о банкротстве в отношении несостоятельных субъектов экономики.

При этом арбитражный управляющий, назначаемый арбитражным судом по месту нахождения субъекта экономики, обязан провести анализ его финансового состояния [5] с расчетом системы соответствующих показателей.

По результатам анализа значений и динамики коэффициентов, характеризующих платежеспособность должника и правомерность заключенных сделок должника, арбитражным управляющим делается вывод о наличии или отсутствии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, либо о невозможности проведения проверки наличия (отсутствия) признаков указанных видов банкротства в связи с отсутствием документов, необходимых для проверки.

При этом случаи отсутствия необходимых документов у субъектов рыночной экономики, признанных банкротами, в российской практике встречаются повсеместно. В таких случаях арбитражные управляющие направляют запросы в налоговые органы, Государственную инспекцию безопасности дорожного движения (ГИБДД), другие инстанции на получение ответов, на которые затрачивается один из значимых для эффективности реализации дела о банкротстве параметров — фактор времени.

Негативное влияние на качество проводимых арбитражными управляющими исследований по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства оказывает упразднение предоставления квартальной бухгалтерской отчетности субъектами экономики.

По результатам проведения расчетов и их анализа арбитражным управляющим составляется заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства.

Также в делах о банкротстве нередки случаи отстранения арбитражными судами арбитражных управляющих в случае низкого уровня их квалификации, выявления заинтересованности в сокрытии неправомерных действий руководителей, собственников, иных лиц несостоятельного должника, неисполнения либо ненадлежащего исполнения ими обязанностей по проведению анализа финансового состояния должника, а также по подготовке заключения о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства [9]. Также действующей нормативной законодательной базой предусмотрены особенности проведения финансового анализа некоторых субъектов рыночной экономики, в том числе, стратегических предприятий, а также сельскохозяйственных организаций. В отношении первых из них определяются величины коэффициента «Степень платежеспособности» и «Коэффициента текущей ликвидности», по значениям которых анализируемые стратегические предприятия дифференцируются по пяти установленным в методике группам.

Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ 2019 для расчета коэффициента текущей ликвидности и других финансово-экономических коэффициентов.

Как уже отмечалось, особенности проведения финансового анализа предусмотрены также в отношении сельскохозяйственных организаций, что подтверждает их особую значимость для экономики России и стремление государства к сохранению бизнеса [6].

С этой же целью (сохранение действующих предприятий) действующим законодательством налогоплательщикам предоставляется право получения отсрочки или рассрочки по уплате налогов при наличии угрозы возникновения признаков несостоятельности (банкротства) в случае единовременной уплаты им налога (комментарий 1). В этой связи утверждена методика проведения анализа финансового состояния хозяйствующего субъекта для территориальных налоговых органов, уполномоченных осуществлять функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере несостоятельности (банкротства) и финансового оздоровления (комментарий 2).

Таким образом, нормативная правовая база, регламентирующая способы и методы анализа финансового состояния различных предприятий-должников, а также выявление признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, сформирована в полном объеме. Однако на практике имеют место случаи, когда выводы, сделанные арбитражным управляющим о финансовом состоянии предприятия в заключении, не соответствуют действительности, что приводит к введению в заблуждение и, как следствие, к причинению ущерба различным кредиторам. Причиной такого несоответствия, с одной стороны, является тот факт, что в обязанности временного управляющего в период наблюдения в отношении предприятии-должника входит финансовый анализ и подготовка заключения о наличии признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и не входит инвентаризациия имущества должника. Данное обстоятельство приводит к тому, что выводы арбитражного управляющего основываются на анализе финансовых коэффициентов по данным бухгалтерского баланса и отчета о прибылях и убытках должника, которые, в свою очередь, могут не отражать реальной картины финансового состояния предприятия вследствие умышленного либо непреднамеренного искажения представленных в них данных.

Как уже отмечалось, негативным представляется в рамках рассматриваемой проблемы факт отмены представления в налоговые органы субъектами экономики квартальной балансовой отчетности.

Кроме того, в российской правоприменительной практике встречаются случаи, когда должник создает «управляемую» кредиторскую задолженность, что позволяет инициировать дело о банкротстве и через договоренность с арбитражным управляющим контролировать реализацию процедуры банкротства, в том числе, через голосование на собрании кредиторов.

С другой стороны, применяемые в соответствии с действующим законодательством официальные методики проведения финансового анализа предприятия, положенные в основу выявления признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, многократно и обосновано подвергались критике со стороны юристов, экономистов, арбитражных управляющих и научного сообщества.

В частности, высказывается мнение о том, что коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами следует заменить на коэффициент соотношения собственных и заемных средств, поскольку рост официальных критериев неплатежеспособности зависит от одних и тех же факторов — снижения краткосрочной задолженности и увеличения собственных оборотных средств.

Также необходимо учитывать, что достижение нормативных значений коэффициента текущей ликвидности и коэффициента обеспеченности собственными средствами возможно в случае, если в пассивах предприятия долгосрочные заемные источники составляют не менее 40 % от величины оборотных активов.

Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ 2019 для расчета коэффициента обеспеченности собственными средствами и других финансово-экономических коэффициентов.

Критические значения показателя текущей ликвидности, взятые из мировой учетно-аналитической практики, не соответствуют реальному положению на отечественных предприятиях, большинство из которых функционирует со значительным дефицитом собственных оборотных средств. У большинства российских предприятий долгосрочные заемные источники полностью отсутствуют ввиду их значительной стоимости и недоступности либо их величина мала в сравнении с другими источниками и группами активов.

Также следует отметить, что нормативные значения коэффициентов, установленные в методиках проведения финансового анализа, едины для всех предприятий, без учета отраслевых особенностей, типов производства субъектов рыночной экономики, структуры и состояния оборотных средств, их оборачиваемости, других параметров деятельности.

В настоящее время в России отсутствует какая-либо универсальная методика анализа финансовой отчетности и хозяйственной деятельности организации, предполагающего всестороннее исследование предприятия с учетом специфики отрасли, в котором оно функционирует. При этом, зарубежные ученые и специалисты в сфере банкротства субъектов экономики, а также причин его возникновения доказали, что из множества рассчитываемых финансовых показателей лишь несколько являются информативными, более точно предсказывающими возможность банкротства, основания его образования. В этой связи применяемые за рубежом модели прогнозирования банкротства и оценки кредитного риска неприменимы в условиях экономики России.

По результатам проведенного исследования в очередной раз делается вывод, что в настоящее время институт банкротства в России позволяет недобросовестным субъектам экономики злоупотреблять своими правами в противоправных целях, что требует проведения постоянного мониторинга и анализа судебной практики и действующего законодательства в целях выявления и предупреждения таких фактов. Кроме того, действующее законодательство в сфере обеспечения возможности выявления признаков преднамеренного и фиктивного банкротства требует доработки в части применения методик, позволяющих максимально точно и однозначно установить факт существования исследуемых правонарушений и причинно-следственной связи между их наличием и действиями определенных в законе субъектов.

В рамках разрабатываемых нами предложений по повышению эффективности функционирования института банкротства [7] задержка разработки и утверждения федеральных стандартов по проведению финансового анализа в делах о банкротстве и выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства представляется недопустимой.

Комментарии

  1. Налоговый кодекс Российской Федерации. Статья 64 п. 2. Порядок и условия предоставления отсрочки или рассрочки по уплате налога, сбора, страховых взносов.
  2. Налоговый Кодекс Российской Федерации, п. 5.1 ст. 64.

Литература

1. Иванов О.Б. Мониторинг устранения нарушений и минимизации рисков в системе внутреннего контроля и аудита в компании // Экономические науки. 2016. № 12. С. 44—48.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях Российской Федерации 2017. Статья 14.12 Фиктивное или преднамеренное банкротство.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://nkodeksrf.ru/ (дата обращения: 25 июня 2017 года).

4. Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства».

5. Постановление Правительства Российской Федерации от 25 июня 2003 года № 367 «Об утверждении правил поведения арбитражным управляющим финансового анализа».

6. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 января 2003 года № 52 «О реализации Федерального закона «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей».

7. Ряховская А.Н. Направления повышения эффективности функционирования института банкротства // Научно-практический журнал «Модернизация. Инновации. Развитие». 2016. 2(26) июня. Том 7.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://ukodeksrf.ru/ (дата обращения: 25 июня 2017 года).

9. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 № 127-ФЗ (ст. 25 п.1). Информационное письмо Президиума Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 мая 2012 года № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих».

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ