Нематериальные пассивы

Алексеи Москвич
практикующий эксперт рынка
купли-продажи бизнеса
Бизнес-журнал
№11 2015

Как известно, в состав активов предприятия, кроме основных и оборотных средств, входят и нематериальные активы. Продавец бизнеса обычно норовит включить в оценку своей компании все «неосязаемые ценности», которые только могут прийти ему на ум. Но покупателю нужно держать ухо востро: некоторые из них на самом деле не стоят ни копейки.

Для «неосязаемых ценностей» в деловой практике уже давно придумано специальное слово, которое российские бизнес-брокеры используют без перевода, — «гудвилл»1.

1 От англ. goodwill — в основном значении: добрая воля, благожелательность; применительно к бизнесу — репутация, престиж компании.

Его значение покупателю бизнеса можно объяснить так: это все то, за что он переплачивает, когда решает купить уже работающую на рынке компанию, вместо того чтобы создать точно такую же с нуля. В состав гудвилла входят патенты, лицензии, эксклюзивные контракты, клиентская база, уникальный коллектив единомышленников и безупречная деловая репутация компании. Все это существует и создает дополнительную ценность в умах и сердцах потенциальных покупателей — сверх стоимости имущественного комплекса предприятия. Но это нельзя пощупать руками. Не всё из этого даже можно учесть на балансе. Поэтому вокруг стоимости гудвилла существует множество мифов, вводящих в заблуждение как продавцов, так и покупателей бизнеса.

По международным и российским стандартам бухгалтерского учета на балансе компании учитываются только те нематериальные активы, которые можно предъявить, образно говоря, физически — то есть в виде патентов, лицензий, торговых знаков и знаков обслуживания, защищенных технологий. Стоимость таких активов равна затратам на их создание. И если у вас есть подтверждающие документы об оплате, к примеру, госпошлины и услуг патентных поверенных, то это и будет стоимость лицензии, на которую к тому же начисляется амортизация. Неформальные затраты на преодоление административных барьеров, связанных с патентованием и лицензированием, к зачету не принимаются.

Стоимость, создаваемую гудвиллом, можно оценить математически только в том случае, если с его помощью компания может получать так называемую избыточную прибыль. Избыточной считается прибыль, превышающая среднеотраслевые показатели или минимальную экономически обоснованную доходность вашего бизнеса. В мировой практике существует неписаное, но вполне разумное правило: для малых компаний основные средства должны приносить за год не менее 15% чистой прибыли от их среднегодовой стоимости, оборотные — не менее 10% (цифры адаптированы к российским экономическим реалиям).

Если получается меньше, то теряется экономический смысл ведения бизнеса: разумнее свернуть дело, сдать имеющиеся площади в аренду, а деньги положить в банк. Все, что создается сверх этой минимальной доходности, можно классифицировать как избыточную прибыль, которую приносит гудвилл, и капитализировать в стоимость нематериальных активов. (Для более крупных компаний существуют другие методики, которые тоже основаны исключительно на оценке реальных конкурентных преимуществ.)

Итак, гудвилл повышает стоимость бизнеса только в том случае, если позволяет зарабатывать больше конкурентов. Обычно это достигается в двух случаях: если имеющиеся у вас защищенные технологии, оборудование, высококвалифицированный персонал и бизнес-процессы позволяют значительно снизить себестоимость продукции и если деловая репутация дает возможность продавать товар дороже аналогичного товара конкурента. Обращаю внимание читателей на то, что обладание известным некогда брендом, утратившим свои рыночные позиции, не создает дополнительной стоимости при продаже компании. То же самое касается вложений, ошибочно считающихся нематериальными активами, как то: затраты на создание и продвижение сайта, другие маркетинговые и рекламные расходы, всевозможные ретробонусы и платы за вход в сети, откаты категорийным менеджерам. Это затраты, то есть пассивы, а не улучшения и инвестиции в будущее.

К примеру, я не смог найти общего языка с владельцами известного на рынке кондитерских изделий бренда. Они упорно приписывали к нематериальным активам 40 млн рублей, затраченных на вход в крупные розничные сети, что, по их мнению, должно повысить стоимость компании раза в три от рыночной. На том, что и после всех этих вложений их бизнес уже на протяжении нескольких лет приносит миллионные убытки, владельцы предпочитали не акцентировать внимание. В другом случае я обнаружил в графе «Нематериальные активы» управленческого баланса крупного туроператора цифру в несколько миллионов евро. «Ну мы же должны как-то покрыть дыру в балансе! — честно сказали владельцы. — Однако мы потратили кучу денег на создание уникальной системы интернет-бронирования, которая заработает со дня на день». В итоге компанию выставили на продажу по нереально завышенной цене. Кончилось все банкротством и обращением за финансовой помощью к властям.

В настоящее время на продажу выставлено много компаний, владеющих известными торговыми марками, которые попали в затруднительное положение в связи с ростом валютного курса и падением потребительского спроса. Даже недвижимость постепенно превращается в пассив. Рекомендую не пытаться задорого продать бизнес и не навешивать различные «бантики» в виде неосязаемой «хорошей основы для дальнейшего развития». Покупатель, который всегда прав, справедливо считает, что для реанимации бренда необходимо затратить сумму, сопоставимую со стоимостью покупки такого объекта.

Будьте благоразумны, не просите в кризис за бизнес-активы слишком много — и у вас все получится.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ